Литературно-музыкальный музей г. Мичуринска открыт 25 июня 1995 года. Он разместился в доме князей Голицыных, построенном в 1823 году.

В послереволюционный период в здании поочередно располагались биржа труда, детприемник, детский сад. Многие годы особняк, находившийся в бесхозном состоянии, разрушался. Реставрационные работы дома князей Голицыных начались в 1991 г. Одновременно началось комплектование фондов музея. В настоящее время фонды музея насчитывают более 5500 экспонатов (рукописи, книги, фотографии, музыкальные инструменты, предметы быта, произведения изобразительного искусства и т.д.).

В литературно-музыкальном музее 6 экспозиционных залов:

«Музыкальные традиции Козлова-Мичуринска» (2 зала), «Литературные традиции Козлова-Мичуринска» (2 зала), «Портретная галерея князей Голицыных» и «История создания музыкальных инструментов».

В 1-м экспозиционном зале представлен материал, повествующий о князьях Голицыных: «Род князей Голицыных», «Н.Б. Голицын – музыкант, аранжировщик, переводчик, писатель», «Н.Б. Голицын и русские композиторы», «Н.Б. Голицын – участник 3 военных кампаний», «Ю.Н. Голицын – музыкант, композитор, дирижер», «Ю.Н. Голицын и Рахманиновы».

Тематико-экспозиционный комплекс «Музыкальная история Козлова и уезда в конце 19 начала 20 в.» освещает творчество известных музыкантов, связанных с краем (А.Д. Кастальский, А.Н. Верстовский, Н.В. Чичерин, К.К. Верещагин, А.А. Харьков и др.).

Во 2-ом зале представлен интерьер музыкальной гостиной 19 в., 3 и 4 залы посвящены писателям и поэтам 18-20 вв., связанным с Козловом и уездом.

В 5-м зале – портреты наиболее известных кН. Голицыных, выполненные мичуринскими художниками. В 6-м зале рассказывается о зарождении и развитии музыкальных инструментов.

Николай Борисович Голицын – переводчик, композитор, виолончелист, музыкальный критик, общественный деятель, участник трех военных кампаний.

Род князей Голицыных – один из знатнейших родов России. Основателем рода можно считать князя Патрикея, который появился в Московском княжестве в 1408 г. по приглашению Василия Дмитриевича, сына Дмитрия Донского. Василий Дмитриевич был женат на троюродной сестре Патрикея Софье Виттовне. Патрикей приехал из Литвы со своими сыновьями, имевшими взрослых дочерей, вышедших впоследствии замуж за русских князей  Чарторыжских, Хованских, Вольских, Пинских. Фамилия «Голицыны» образовалась от прозвища «Голица» («кожаная руковица»), которое получил внук Патрикея, сын Ивана Булгака, князь Михаил.

Николай Борисович Голицын родился 8 декабря 1794 года в семье генерал-лейтенанта Бориса Андреевича и его жены Анны Александровны. Ему предстояло унаследовать военную профессию своих предков, и юный князь был отдан на воспитание в привилегированное учебное заведение – Пажеский корпус. Здесь преподавали лучшие специалисты не только по профилирующим – военным, но и общеобразовательным, в их числе – музыкальным дисциплинам. В числе учителей Пажеского корпуса по классу виолончели был талантливый педагог А. Мейнгард, ведущий виолончелист оркестра Петербургских императорских театров. Музыкальным наставником юного князя являлся немецкий виолончелист и композитор Б. Ромберг (1767-1841 гг.), посвятивший Голицыну свои лучшие романсы – «Тучи черные», «Когда б он был теперь со мною», «Темно-русые кудри милого».

По завершении учебы в 1810 г. Н. Голицына направили в армию. Военная муштра не привлекала его и, под предлогом плохого здоровья, он подаст в отставку. Оказавшись свободным от воинских обязанностей, все время юный князь отдавал изучению гуманитарных наук, искусств, но гражданская жизнь продолжалась не долго. Как только стало известно о нашествии французов, Голицын тут же возвращается в армию, где уже служили оба его брата и отец, отставной генерал-лейтенант Борис Андреевич, возглавлявший Владимирское ополчение. Много позже о том времени Н.Б. Голицын писал: «Когда весть о вторжении несметных полчищ Наполеона разнеслась по России, одно чувство воодушевляло все сердца, приверженные Отечеству. Нельзя было скрывать от себя опасности, которой грозили многочисленные армии под начальством самого знаменитого и опытного полководца, и каждый из нас желал только принести в жертву Родине свою жизнь и достояние».

В столице Н. Голицын получил назначение в штаб 2-й армии под командованием генерала от инфантерии князя П.И. Багратиона (1766-1812 гг.), дальнего родственника Николая по линии матери. К месту дислокации армии в Волынской губернии Н. Голицын выехал 12 июля 1812 г. прорыв русской обороны ожидался на стыке 2-й и 1-й армий. Упреждая их разделение, командующие решили объединить обе армии в одну противостоящую группировку. К месту их встречи и торопился Н. Голицын. В конце июля под Смоленском 1 и 2-я армии встретились. «Соединение русских армий, — писал Н.Б. Голицын, — не могло совершиться с большим успехом, один день разницы мог бы иметь самые гибельные последствия».

Багратион принял Н. Голицына по-родственному, назначив его одним из своих ординарцев. Родство означало быть примером и всегда находиться в самом ответственном месте. Начались полные драматизма первые недели пребывания Н. Голицына в действующей армии – жестокие схватки арьергарда отступавших русских с авангардом армии Наполеона. За участие в одной из них, происшедшей28 июля 1812 г. в местечке Лиде, Н.Б. Голицын награжден был знаком отличия военного ордена.

В бою при Шевардино Н. Голицын был контужен и вскоре отправлен в Москву на лечение. Через неделю, присоединившись к свите М.И. Кутузова, он уже покинул город. Русские войска продолжали отступать. 15 сентября 1812 г. Голицын участвовал в арьергардном бою близ подмосковной Красной Пахры. 16 сентября – в ожесточенной стычке у села Чириково. 22 сентября, недалеко от Тарутина, где были сосредоточены главные силы русской армии, молодой князь вновь участвовал в сражении. Здесь его назначили адъютантом корпусного командира графа Остерман-Толстова. 12 октября Н. Голицын сражался в бою под Малоярославцем. 22 октября Голицын принимал участие в разгроме отступавших войск маршала Даву и в освобождении дотла сожженного французами города Вязьма. И будто сама судьба решила наказать завоевателей. В ночь с 18 на 19 октября начался снежный буран с морозом до 18 градусов. Можно представить состояние еще по-летнему одетых армий обеих сторон. Особенно трагичным оказалось положение французов. «Мы продолжали преследование, — вспоминал Голицын, — при котором беспрестанно встречали ужаснейшие картины смерти. На каждом шагу нам попадались несчастные, остолбеневшие от холода, они сначала шатались», как пьяные, потому что мороз добирался до мозга, и потом падали мертвые. Другие сидели около огня в странном оцепенении, не замечая, что их ноги, которые они хотели отогреть, превратились в уголь. Многие с жадностью ели сырую падаль. Я видел, как некоторые из них, дотащившись до мертвого тела, терзали его зубами и старались утолить этой отвратительной пищею голод, который их мучил».

26 октября Н. Голицын сражался под Дорогобужем. Ночь солдаты и офицеры проводили в снегу, на морозе около 25 градусов. «У меня не было даже теплой одежды, — признавался позже князь, — потому что, находясь всегда в передовых войсках, я не имел возможности запастись вещами, нужными для зимы.  Труды этой кампании расстроили мое здоровье и оставили в нем следы, которые не исчезли до сих пор».

В знаменитом сражении у реки Березины Н. Голицын не участвовал – вконец обессилевший его корпус направили в тыл. Николаю разрешили подкрепить свое здоровье в Москве, куда во главе Владимирского ополчения вступал и его отец. «Я ехал в Москву, — вспоминал Н. Голицын, — по той же усеянной трупами дороге через Смоленск, опустошаемый пожарами и взрывами, через Дорогобуж, Вязьму, Гжатск и Можайск. Каждый шаг по этой огромной могиле возобновлял во мне воспоминания, еще свежие и живые. Везде я встречал тысячи подвод, нагруженных мертвыми телами к сожжению. Это горестное зрелище подавало повод к размышлению, не слишком выгодному для человеческого рода».

В Москве, в атмосфере благодарности, восхищения князь Голицын лечился и отдыхал физически, духовно, освобождался от  неизбежных в войне следов ожесточения и насилия. Восстановление сил затянулось до февраля 1813 г. Свою часть он догнал лишь за Дрезденом, став свидетелем, «с каким уважением и даже восторгом принимали тогда русских офицеров жители Германии, которые после долгого угнетения под игом Наполеона видели в нас освободителей».с 16 апреля 1813 г. Н. Голицын состоял в разведывательном «летучем отряде» под командованием Эммануэля. Отряд сыграл важную роль в разгроме одного из флангов войск Наполеона. 9 мая 1813 г. за участие в боевых действиях при Бауцине Н. Голицына наградили орденом св.Анны 4-й степени.

7 августа 1813 г. Н. Голицын участвовал в упорном сражении неподалеку от городка Цотбен. Через четыре дня дрался в бою у города Голденберг. Союзные войска отступали, положение часто оказывалось критическим, «летучий отряд» спасали хладнокровие и находчивость его командира Эммануэля. Пример генерала оказывал огромное влияние на подчиненных ,в том числе на подражавшего ему, горячо, до бесшабашности и легкомыслия отчаянного Н. Голицына, слишком часто оказывавшегося в первых рядах сражавшихся. Под ним не раз убивали лошадей, он получал ранения, и это не только не останавливало его, но делало еще более азартным в игре со смертью.

Заграничная кампания 1813 г. и, особенно, 1814 года, в сравнении с боевыми действиями 1812, показалась Голицыну «прогулкой», предпринятой для удовольствия. Но вот хроника этой «прогулки». С 17 по 20 августа 1813 года князь воевал в Силезии. Примерно с середины января по 2-е февраля 1814 г. сражался за Рейном. Чтобы избежать человеческих жертв и разрушений великолепных памятников архитектуры, командование поручило ему миссию парламентера. На половине пути до стен осажденного города французы предупредили идущих об отказе от капитуляции и намерении стрелять в случае приближения. Голицын с трубачом и сопровождающим солдатом упрямо шли к воротам крепости. По ним выпустили ядро, оно пролетело чуть дальше, парламентеры очутились в «мертвой зоне». Из артиллерийского ада они выбрались чудом и совершенно оглушенными.

После одной из операций по преследованию противника, с отрядом кавалерии князь оторвался от своего полка. «На возвратном пути, — вспоминает он, — я очутился в тылу французской пехоты, и, как было довольно уже поздно, то я воспользовался этим и пронесся по интервалам неприятельских батальонов, испуская победные крики, которые не могли не устрашить неприятеля неожиданным появлением посреди рядов его, но все это было произведено так быстро, что когда французская пехота задумала сделать по нам несколько выстрелов, я был уже далеко и присоединился со своим отрядом к генералу».

15 марта 1814 г. Н. Голицын дрался «в авангарде под командованием генерал-майора Эммануэля у переправы через реку Марку», за что награжден орденом св.Владимира 4-й степени с бантом. За участие во взятии Парижа 17-18 марта 1814 г. князь награжден именной шпагой с золотым эфесом и надписью «За храбрость». Оружие это ныне хранится в Эрмитаже.

Крупнейшая в истории Европы война завершилась. 16 апреля 1814 г. Н. Голицыну присвоили звание поручика, высокородному князю шел 20-й год. Его никто не призывал на войну, никто не приказывал принимать участие в самых опасных операциях. Князь считал, что он исполняет долг. После взятия Парижа, находясь в составе русских войск в Западной Европе, Н.Б. Голицын все свободное время отдавал изучению искусств, литературы, философии, выступал в любительских концертах, сочинял музыку.

Вернувшись в Петербург, в канун 1820-го года, блестяще образованный офицер, тонкий ценитель искусств, прекрасный музыкант князь входит в среду цвета русской интеллигенции, а его дом становится одним из центров культуры русской столицы. Незаурядные музыкальные способности большинства членов семьи, их гостеприимство, изысканный художественный вкус привлекали сюда многих музыкантов, литераторов, в их числе В.Ф. Одоевский, В.А. Жуковский, А.С. Пушкин, А.С. Даргомыжский и многих других.

Светлые и черные полосы были в жизни. В 1822 году умер его отец, в 1823 – сын-первенец Александр, в 1824 г. – мать. Смерть близких дополнило полное разорение. Сестра, Татьяна Борисовна Потемкина, выкупила для него село Богородское в Новооскольском уезде, ставшее блестящему вельможе пожизненным пристанищем.

Гонимый судьбой, несчастьями, Н.Б. Голицын уезжает на Кавказ, где уже находились многие из причастных к событиям декабря 1825 г. Командующий отдельным кавказским корпусом генерал Ермолов, у которого служил Голицын, старательно оберегал цвет русской интеллигенции. После отставки в 1835 г. Н.Б. Голицын живет в Богородском, много путешествует, в качестве виолончелиста выступает на концертах в Курске, Харькове, Керчи, Севастополе, Одессе занимается литературной деятельностью. В совершенстве владея французским языком, обладая поэтическим дарованием, князь переводит стихотворные произведения А.С. Пушкина, И.И. Козлова, некоторых других ,за что удостаивается высоких похвал авторов.

Переводы являлись своеобразным дополнением к собственным поэзии и прозе Николая Борисовича, многое из его литературного наследия написано на французском языке, значительную часть опубликованного он подписывал псевдонимами или печатал без указания авторства, поэтому трудно составить представление об объеме его литературных трудов. Из известного нам в литературном творчестве Н.Б. Голицына наиболее интересной является его документальная проза, прежде всего связанная с событиями Отечественной войны 1812 г. В 1838 г. в С.-Петербургской типографии Н. Греча был издан очерк Н.Б. Голицына «Перенесение тела князя Багратиона на бородинское поле». Через год очерк был переиздан в Москве в типографии А. Семена при великохирургической академии. Отзывы на него в 1840 г. были опубликованы в журналах «Отечественные записки» и «Современник». Очерк Николая Борисовича «Шевардинская битва по рассказу Н. Голицына» напечатан в книге Щукина П.И. «Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г.» (1898г.). В разные годы трижды публиковался очерк Н.Б. Голицына «О московском пожаре 1812 г.».

Николай Борисович издал книгу «Офицерские записки или воспоминания о походах 1812, 1813 и 1814 годов». «Записки» современники встречали с большим одобрением. Литературные прибавления к «Русскому инвалиду на 1838 г.» писали: «Читатель с жадным удовольствием и твердою уверенностью пробегает страницы, написанные воином, который был так близок происшествий, им описываемых… Побольше таких записок – и мы составим полное понятие о славной эпохе».

В несколько иной редакции под названием «Очерки военных сцен. 1812-1814» воспоминания Николая Борисовича напечатал в 1884 г. альманах «Русский архив». Не менее интересной оказалась книга Н.Б. Голицына «Жизнеописание генерала от кавалерии Эммануэля», опубликованная в «Отечественных записках». Оценивая сочинение князя, рецензент подчеркивал: «Описав жизнь и дела своего начальника, Голицын не только исполнил тем долг признательности подчиненного, но и оказал услугу отечественной военной литературе. Такие люди, каков был генерал Эммануэль, имеют право занимать почетное место на страницах истории».

В октябре 1853 г. началась Крымская война, принявшая к 1845 г. тяжелый для России характер. Весной того же года Н. Голицын организует ряд благотворительных концертов в Харькове в пользу раненых русских воинов. Сбор с него Голицын отправил на имя командующего русскими войсками на Дунае генерал-фельдмаршала М.Д. Горчакова. Движимый патриотическим чувством 60-летний Н.Б. Голицын организует из числа крестьян отряд добровольцев, получивший наименование «Новооскольской 45-й дружины», входит с ней в состав  Курского ополчения и отправляется в Севастополь. Вскоре в Крым в числе добровольцев прибывают его сын Юрий и даже 10-летний внук Евгений. Сражались дружинники героически. Их командир на равных участвовал в боевых операциях, находил время, физические и душевные силы, чтобы поднимать дух русского воинства. За время Крымской кампании им написано и опубликовано более 20 обстоятельных статей, отличающихся компетентностью образованного офицера с опытом участия в трех войнах. Многие материалы, напечатанные на французском языке, были опубликованы в зарубежных изданиях.

В 1816 г. командование предоставило Николаю Борисовичу возможность подлечиться и отдохнуть. Воспользовавшись этим, Н.Б. Голицын организует новую серию благотворительных концертов в пользу русских воинов, раненых в Крымской войне, на сооружение мемориала и часовни на кладбище, где были похоронены защитники Севастополя. Один из концертов состоялся в Курске. В рецензии на него столичный «Музыкальный и театральный вестник» писал: «Особенный восторг в присутствовавших произвело появление на эстраде ветерана нашего ополчения, князя Голицына. Его встретил целый гром рукоплесканий, не дававший ему возможность несколько минут начать свое соло на виолончели из оперы Страделлы. Сыгранное с аккомпанементом на фортепиано, оно уверило нас, что в князе так же живо и молодо артистическое искусство, как сильно в нем другое чувство, заставившее его стать в ряды Ополчения и идти с ним туда, где среди неумолкаемых битв находятся его сын и внук».

Аналогичный благотворительный концерт в пользу русских, пострадавших в Крымской войне, князь организовал в Харькове. В отзыве о нем местные губернские ведомости привычно отмечали: «… что касается до выбора пьес и самого их исполнения, о за это ручаются музыкальный вкус господ любителей, их замечательное развитие в музыке и пении и, наконец, восторженные похвалы всех присутствовавших на концерте».

Весной 1856 где между воюющими сторонами был заключен мир и 72-летний князь возвращается домой, в с. Богородское, где прожил вплоть до своей кончины в октябре 1866 г.

Выдающийся музыкант-просветитель, один из основателей русской школы игры на виолончели Николай Борисович Голицын был весьма дружен с Людвигом ванн Бетховеном, оказал гениальному композитору немало услуг. Они никогда не встречались, но переписывались около четырех лет.

«Однажды, — вспоминал Н.Б. Голицын, — мне пришло на ум написать лично Бетховену». В письме, датированном 9 ноября 1822 г., Голицын писал: «Будучи ревностным поклонником Вашего дарования, решаюсь просить Вас написать один, два или три квартета, за что с удовольствием заплачу назначенную Вами сумму…»

В творческом плане заказ из России совпал с собственным желанием композитора сочинять камерную музыку. Письмо Голицына было весьма кстати, но его тон раздражал Бетховена. Спустя месяц он сухо ответил: «Готов служить своими произведениями, но не могу определить срока, ибо не умею повелевать вдохновением и не отношусь к поденщикам, работающим с листа и по часам».Тонкий по натуре Голицын своей второй корреспонденцией, датированной 5  мая 1823 г., исправляет оплошность первого письма. С глубочайшим уважением пишет он о творчестве композитора, а для себя просит «лишь только посвящения и один экземпляр рукописи, как только композиция будет закончена».

В следующих одно за другим письмах Голицын с мольбой просит композитора прислать хотя бы первый из обещанных трех квартетов. Но вместо заказанных сочинений он получает предложение о подписке на партитуру «Торжественной мессы». Плохо исполненную, в Вене холодно приняли одну из ее частей, но Голицын отнюдь не выражает недовольства. Наоборот, благодарит за мессу, пытается организовать подписку на нее в России, в том числе в филармоническом обществе, о чем и уведомляет композитора. Адресуясь к этому обществу в письме от 21 июня 1823 г. Бетховен пишет, что «льстит себя надеждой, что не ошибается найти среди русской нации, столь благородной и столь просвещенной, знатоков искусства, которые пожелали бы приобрести это произведение».

Переписка продолжалась несколько лет.

Н.Б. Голицын вскоре переезжает с Кавказа в Петербург. В 1828 г. он становится одним из инициаторов создания общества любителей музыки, в котором ведет большую концертную деятельность, упрямо пропагандируя  музыку Бетховена. В конце жизни он вспоминал, что ему «пришлось перетерпеть немало насмешек, сарказмов, упреков за эту так называемую бетховенскую мономанию».  И с гордостью заключал: «Моя настойчивость принесла плоды: не прошло и десяти лет, как музыка Бетховена, ранее считавшаяся абсурдной, неуклюжей, заполнила салоны и концертные залы нашей столицы».

Главным делом в жизни Н.Б. Голицына оставалось музыкальное просветительство. Свидетельства современников позволяют отнести его к числу крупнейших виолончелистов своего времени. «Очень хорошим виолончелистом» считал его скупой на похвалы М.И. Глинка. Столь же высокого мнения об исполнительстве его был А.С. Даргомыжский.

После отставки в 1831 г., Н.Б. Голицын живет сначала в Богородском, потом едет на юг России, много путешествует по Крыму, выступает в Керчи, Севастополе, Харькове и других городах. «Одесский вестник» писал о его концертах: «Блистательные вариации на виолончели, где переливались мотивы «Немая из Портичи», были переданы прекрасно нежным, исполненным души смычком князя Н.Б. Голицына».

Главной заслугой любого интерпретатора Н.Б. Голицын считал умение выявить «глубокое чувство», «силу страсти». Он развенчивал популярных в свое время концертантов, ради показа техники исполнения жертвовавших осмыслением и раскрытием музыкального содержания сочинений, высмеивая виртуозов, пропагандирующих собственные пьесы, не отличающиеся высокими художественными достоинствами. Главное достоинство произведения для него – «есть душа музыки». «Пробным камнем» для музыканта-исполнителя, его зрелости, Н.Б. Голицын считал способность раскрыть содержание сочинения Бетховена». «Надобно глубокое музыкальное чувство и большое познание музыки, — утверждал он, — чтобы вполне выразить все красоты, которыми усеяны творения сего исполина гармонии и пения».

Н.Б. Голицын был весьма дружен с князем В.Ф. Одоевским, проницательным музыкальным критиком. Одоевский стал одним из немногих, кто решительно выступил в поддержку позднего Бетховена, оказав серьезную моральную помощь Голицыну в его пропаганде сочинений композитора. Одного мнения с Голицыным был Одоевский и в оценке оперы «Дон Жуан» Моцарта, считая, что сочинению этому «до сих пор нет подобного в музыкальном мире».

Голицын много переводит.

Советуясь по поводу рукописи «О возможном соединении Российской церкви с Западною», Николай Борисович познакомил с ней А.Н. Муравьева, находившегося на службе святейшего Синода. По приезде в Лондон он познакомил некоторых издателей со своей работой. В 1858 г. в Берлине издается работа «О возможном соединении Российской церкви с Западною без изменения обрядов православного богослужения». Возвращаясь в Россию, Голицын привез с собой по нескольку экземпляров каждой из своих работ и подарил их друзьям. Об авторстве догадывались не только приятели князя, но и враги, решившие воспользоваться случаем для нагнетания обстановки вокруг имени Голицына. После доноса А.Н. Муравьева шеф жандармов секретно уведомлял министра внутренних дел: «За границею напечатана книга «О возможном соединении Российской церкви с Западною». Господин император получив сведения, что книга сия есть сочинение помещика Курской губернии князя Николая Борисовича Голицына и им издана, Высочайше повелеть соизволил объявить, чтобы он безвыездно проживал в имении своем – селе Богородском и никуда оттуда не отлучался».

Почти одновременно со ссылкой Н.Б. Голицына в Богородское его сына Юрия выслали в город Козлов Тамбовской губернии. Привыкший к свободе Н.Б. Голицын тяжело переживал свою ссылку. Но от убеждений своих он не отказался – упрямо продолжал разрабатывать волновавшие его проблемы общественной, социальной жизни России.

Благодаря общественному резонансу, ходатайствам друзей, родственников император оказался вынужденным распорядиться б отмене ссылки. Но тайный надзор за князем сохранился.

Остаток жизни Голицын проводил преимущественно в Богородском и лишь иногда выезжал в соседние города. Осенью 1866 г. Николай Борисович простудился, толкового врача поблизости от Богородского не оказалось. Он умер 23 октября (4 ноября) 1866 г в с. Богородском. Прах его покоится в специальном склепе Святогорской усыпальниц (г. Славягногорск Донецкой области).  Юрий Николаевич Голицын родился 29 ноября (11 декабря) 1823 г. После окончания Пажеского корпуса Ю.Н. Голицын послан в Харьков чиновником для особых поручений при князе Долгорукове. Там же он познакомился с Екатериной Николаевной Бахметьевой, которая стала его женой. С молодой женой князь приезжает в свое имение на Тамбовщине Салтыки, и все свое время отдает музыке.

Музыка вошла в жизнь Юрия Николаевича с самого раннего детства – большое влияние на Голицына оказал Гаврила Яковлевич Ломакин, знаменитый руководитель хоровой капеллы графа Шереметева, созданной из крепостных еще в 18 в. И существовавшей 100 лет. Во время учебы в Петербурге Голицын часто имел возможность бывать на концертах. Тогда-то и зародилась у него мечта создать свой хор. поселившись в своем тамбовском имении, князь стал собирать и учить музыке одаренных крестьян.

Помогал ему сосед по имению Аркадий Александрович Рахманинов – дед великого композитора, пианиста и дирижера С.В. Рахманинова. Хор просуществовал свыше 15 лет (1842-1857 гг.). Его хористы были настолько музыкально образованны, — писал Фитингоф-Шель, — что с ними можно было безукоризненно и в высшей степени художественно. Из-за недостатка средств Голицын вынужден был распустить хор. Но хормейстерская деятельность Юрия Николаевича продолжалась. Летом 1858 г. князь едет за границу, в Дрезден, и дает там концерты.

За границей Голицын знакомится с герценовским «Колоколом». Они начали переписываться. Это не могло не остаться незамеченным.

Последовало распоряжение выслать Голицына в Тамбовскую губернию, в Козлов, где жил он под надзором полиции. В 1860 г. Ю.Н. Голицын без паспорта бежит за границу в Лондон, не дождавшись окончания ссылки. Здесь он дает большой концерт в пользу Гарибальди.

Выступления хора и оркестра под управлением Ю.Н. Голицына с большим успехом проходили в Англии, Ирландии, Шотландии. Имя Голицына стало популярным. Но, несмотря на успехи, Юрия Николаевича тянуло на родину. Он пишет письмо на имя императора с просьбой разрешить ему вернуться на родину. И когда такое разрешение было получено, Юрий Николаевич поселился в Ярославле, где вновь создал ор и возобновил с ним гастроли по России. Голицынские концерты пользовались большим успехом повсюду.

Умер Юрий Николаевич в Петербурге в 1872 г. похоронен в Александро-Невской Лавре.

Но музыкальные традиции, заложенные князьями Голицыными, продолжали в Козлове развиваться.

В 1881 г. в Козлов приезжает ученик С.И. Танеева и П.И. Чайковского Кастальский Александр Дмитриевич и устраивается преподавать музыку в музыкальных классах, открытых при железнодорожных  мастерских. В Козлове профессор Кастальский прожил 3 года до 1884 г.

Приезжал в Козловский уезд и Алексей Приезжал в Козловский уезд и Алексей Николаевич Верстовский, так как здесь находилось его имение, полученное от деда А.М. Селиверстова.

В Козлов к отцу приезжал и молодой Сергей Васильевич Рахманинов.

В 90-е годы 19 в. Купец Воронов содержал в Козлове оркестр из 9 человек, который за плату играл на вечерах, балах, свадьбах.

В начале 20 в. В Козлове начали устраивать концерты хоровой музыки. Они проходи в здании Коммерческого училища. В начале века назрела необходимость в музыкальном образовании. В 109 г. Министерство внутренних дел дало разрешение на открытие музыкальной школы. Она располагалась по ул. Шацкой. Директором был В.М. Герник, школа имела специальные и общедоступные классы. Для учащихся преподавались теория музыки, сольфеджио, гармония и история музыки. В общедоступных классах преподавалось хоровое пение, сольфеджио и теория музыки. Обучение было шестилетним, курс строился по программе младших классов консерватории.

20 марта 1918 года в Козлове открывается консерватория. Директором ее стал М.Е. Зельдин, военный капельмейстер. В 1919 г. она преобразуется в музыкальную школу 1 ступени, через год на базе этой школы открывается школа для взрослых. В 1933 г. школа преобразуется в музыкальное училище. Силами студентов и преподавателей училища в драмтеаре ставятся оперы: «Евгений Онегин», «паяцы», «Русалка», «Царская невеста», «Вера Шельга», «Демон».

Училище выпустило талантливых музыкантов. Его выпускниками были: народный артист России М.Г. Киселев, солистка Всесоюзного радио и телевидения К.Л. Константинова, заслуженный деятель искусств, педагог и дирижер института им. Гнесиных А.Б. Поздняков, народный артист Украины В.А. Мызников и др.

Музыкальные традиции, заложенные в 19 в., продолжают в настоящее время  в Мичуринске музыкальная школа и две школы искусств.

4 Музей работает с 9 до 17 часов. Выходной понедельник.

Наш адрес: ул. Гагарина, д. 4-а

Директор: Полякова Елена Владимировна

Телефон: 8 (47545) 5-49-90

Сайт: http://lit-muz68.ru/